Новосибирская Государственная Областная Научная Библиотека

Продолжаю читать повесть Александра Солженицына «Настенька». Перед глазами проходит жизнь бедной девушки, которой пришлось приспосабливаться к суровому времени. А у меня возникли противоречивые чувства: с одной стороны не порицаю Настеньку за то, что пришлось вступить в комсомол, ведь сама жила в советское время, а с другой — много читала и слышала о стойкой позиции верующих, которые понимали настоящую бессмысленность коммунистических идей и их угрозу христианину.

Вот снова и снова листаю перечень христианской литературы. Мелькают названия книг, имена героев, некоторые из которых знакомы. Вот «Рубежи детства» Натальи Винс. Эта книга повествует о гонениях на верующих во времена СССР. А вот «Счастье потерянной жизни» Николая Храпова, — тоже о нелегких временах для христиан в советское время. Подобные повести и рассказы перекликаются с произведениями Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг», «Один день Ивана Денисовича», «В круге первом». Хотя этот писатель пишет в большинстве случаев о политических заключенных, совсем немного затрагивая верующих, в частности судьбу Алексея Светлова, реального баптиста из повести «Один день Ивана Денисовича».

Письмо осталось без ответа. Тогда он вновь использовал возможности «самиздата» для рас­пространения своих статей и писем, в которых выражал протест против проводимой руководством страны политики искоренения инакомыслия и нарушения прав человека.