Очерк Жизни И Творчества

В 1970 Александр Исаевич Солженицын стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы, но на церемонию вручения премии не поехал, опасаясь, что власти не пустят его обратно в СССР.

Его противостояние, его отвага, его стойкость, его безудержное желание отстоять свое право писать приносит ему Нобелевскую премию. Интересно, что о существовании этой премии он узнал, будучи заключенным в Экибастузе. Кто-то из зэков просто рассказал Солженицыну, что есть такая премия, что ее получал Бунин. И Солженицын подумал совершенно абстрактно в 1951 году: «Вот бы ее получить!» И в 1970 году ему присуждают Нобелевскую премию. За ней надо было ехать. А значит, уже не возвращаться после этого в Россию. И Солженицын делает выбор не ехать за этой наградой.

В июне 1956 года решением Верховного Суда СССР Солженицын был освобождён без реабилитации «за отсутствием в его действиях состава преступления».В августе 1956 года возвратился из ссылки в Центральную Россию. Жил в деревне Мильцево преподавал математику в Мезиновской средней школе. Тогда же встретился со своей бывшей женой, которая окончательно вернулась к нему в ноябре 1956 года (повторно брак заключён 2 февраля 1957 года).6 февраля 1957 года решением Военной коллегии Верховного суда СССР Солженицын реабилитирован.С июля 1957 года жил в Рязани, работал учителем астрономии средней школы № 2.

Если после завершения чтения книги Красное колесо. Узел II Октябрь Шестнадцатого вы захотите почитать и другие книги Солженицын Александр Исаевич, тогда зайдите на страницу писателя Солженицын Александр Исаевич — возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Красное колесо. Узел II Октябрь Шестнадцатого, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.

покрывает всю поверхность бесчисленных листков и листиков: он старательно избегает какого бы то ни было расточительства. Нередко Александр Исаевич до того поглощен своей работой, что забывает поесть. Его жена, методически и решительно заботящаяся о повседневных нуждах своего мужа, никогда не прерывает его писания. Когда же он останавливается, чтобы утолить голод, в этом нет, разумеется, никакой регулярности, как у простых смертных. Время, отданное еде, он считает растраченным нелепо и попусту», — писал журналист Уильям Кнаус.